Научно-технологическое развитие Российской Федерации

Не только мегаполисы: как города влияют на развитие науки

Не только мегаполисы: как города влияют на развитие науки

Как сильно урбанизация влияет на разные стадии инновационного процесса — от создания научных знаний и технологий до их внедрения в производство? Города, в которых технологии создаются и где они воплощаются в новые продукты, — одни и те же или разные? Что важнее для развития инноваций — мегаполисы или города поменьше, объединённые в сеть? Результатами некоторых проектов Центра «Российская кластерная обсерватория» (РКО) ИСИЭЗ НИУ ВШЭ, связанных с изучением влияния урбанизации на уровень инновационного развития регионов, поделился в колонке для NEWS.ru руководитель РКО Евгений Куценко.

Как выяснилось, общий уровень урбанизации региона действительно важен для всех стадий развития инноваций — от науки до высокотехнологичного производства. Для ряда российских регионов именно увеличение городского населения — ключевое условие для последующего развития инноваций. Среди них выделяются следующие субъекты: Алтай, Чечня, Карачаево-Черкесия, Дагестан, Калмыкия, Адыгея, Крым, Кабардино-Балкария, Тува.

На фоне важности общей урбанизации эксперты обнаружили, что на интенсивность создания технологий влияет только численность населения в городах свыше одного миллиона. Несмотря на развитие наукоградов и других компактно расположенных центров науки и инноваций, ключевые университеты и научные центры по-прежнему располагаются в крупнейших городах страны. За рубежом, например в США и Европе, часто встречается кампусная модель развития науки и образования, прекрасно развивающаяся в небольших городах, но для России пока что этот сценарий оказался неактуальным.

Но, пожалуй, главным удивлением стало то, что города-миллионники продемонстрировали отрицательное влияние на развитие таких стадий инновационного процесса, как внедрение технологий и производство инновационной продукции. В этом случае положительно значимыми факторами оказались города второго и даже третьего ранга — с населением соответственно от 500 тысяч до 1 млн человек и от 100 тысяч до 500 тысяч.

И такой результат можно объяснить двояко. С одной стороны, подтверждается разработанная зарубежными учёными теория разделения функций между городами (nursery cities), когда одни выполняют роль «яслей», в которых появляются новые технологии, другие — более доступные с точки зрения стоимости земли и рабочей силы — берут на себя производственные функции. С другой — в полученных результатах видна и определённая национальная специфика. Лидерами по объёмам инновационной продукции в России являются такие отрасли, как нефтехимия, автомобилестроение, аэрокосмическая промышленность, металлургия, судостроение.

Традиционно в этих сферах доминируют крупные предприятия, многие из которых контролируются государством. Сами производства формировались ещё в период СССР (а в ряде случаев и Российской империи), зачастую в небольших и средних городах, причём под влиянием не столько рыночной целесообразности, сколько стратегического и геополитического видения лидеров государства.

Получается, что за прошедшие с развала СССР три десятилетия крупнейшие города так и не обзавелись собственной значимой в национальном масштабе инновационной промышленностью. Эти выводы подтверждаются и другими исследованиями: крупнейшие города, прежде всего, делают ставку на интеллектуальные и креативные услуги. С другой стороны, можно предположить, что и сами традиционные для России инновационные производства не слишком нуждаются в отечественных научных разработках, творческой среде и возможностях экспериментировать, которые дают большие города. Это связано с тем, что производства находятся в собственности государства или в ситуации, близкой к локальной монополии, поскольку зависимы от ресурсов.

Что следует из этих выводов?

Во-первых, ставка на крупнейшие города и агломерации, которая часто обсуждается в экспертных и властных кругах, не выглядит безальтернативной. Анализ позиций России в Глобальном инновационном индексе — 2020 явно демонстрирует разрыв между ресурсами инноваций (прежде всего, уровнем развития науки) и результатами инноваций. Именно внедрение нововведений, воплощение их в конкретных продуктах — давняя нерешённая проблема российской инновационной системы.
Отсутствие в России хотя бы одного «единорога» — стартапа, достигшего капитализации в $1 млрд — ещё один симптом болезни «одиноких идей».

Разрыв между наукой и инновациями имеет в России том числе и пространственное воплощение. Поддержка крупнейших городов в ущерб остальным будет лишь усугублять его. Решением должно стать более гармоничное развитие всей городской системы, включая не только города-миллионники, но и, в обязательном порядке, средние города, в которых сейчас фактически располагается основная часть российской промышленности.

Во-вторых, полезно будет усиливать связи между крупными и средними городами, расположенными в одном регионе. Вместе с бизнесом необходимо искать новые форматы развития инновационных производств в крупных городах, в том числе городские мини-фабрики, fabless-производства, фаблабы, распределённые городские мануфактуры, «зелёные» производства.

Формируемые государством «технологические долины» на территориях университетов и научных организаций способны придать дополнительный импульс привлечению инновационных производств в крупнейшие города. Одновременно с этим важно усиливать научный потенциал средних городов за счёт открытия филиалов, базовых кафедр ведущих университетов, привлечения в них корпоративных исследовательских центров, формирования условий для самореализации творческой и научной молодёжи (в том числе за счёт инфраструктуры поддержки стартапов).

Источник