Научно-технологическое развитие Российской Федерации

Мечты и реальность: Общее собрание РАН  обсуждает будущее космонавтики

Мечты и реальность: Общее собрание РАН  обсуждает будущее космонавтики

60 лет со дня старта Юрия Гагарина.

Общее собрание Российской Академии наук, посвященное полету первого человека в космос.

Выставки, конференции, открытие памятников и парков, демонстрация фильмов, документальных и художественных, статьи в газетах и журналах, — все это многообразие посвящено нашей космонавтике.

И даже уникальные эксперименты, что проходят на Марсе, Луне и других внеземных объектах и орбитах, ведутся в память о первом человеке, прорвавшемся за пределы Земли.

Прошлое волнует и будоражит. Оно постоянно напоминает, что нужно думать о будущем. И как раз об этом шла речь на Общем собрании РАН, где собрались ведущие ученые страны и космонавты, чтобы определить космические дороги в завтрашний день.

Докладов было много. Но я поначалу хочу выделить два из них, так как, на мой взгляд, они довольно четко определяют нынешние границы отечественной космонавтики. Их произнесли президент РАН академик Александр Сергеев и Генеральный директор Роскосмоса Дмитрий Рогозин.

Александр Сергеев о будущем космической отрасли

Президент напомнил о прошлом, о той роли, что сыграла в рождении космонавтики Академия наук СССР. В частности, он сказал:

"12 апреля 1961 годы впервые в истории человечества был совершен пилотируемый полет. Юрий Гагарин поднялся над планетой. Это был день великого торжества нашей страны. Это грандиозное достижение стало возможным благодаря развитию нашей космической промышленности, которая родилась при непосредственном участии в этом Академии наук…"

К этому дню Академия готовилась давно.

На совещании 15 мая 1947 года в ОКБ-1 С. П. Королев сообщил, что Физический институт АН СССР просит разместить на ракете аппаратуру, созданную в его лабораториях, и он всячески поддерживает просьбу физиков.

Историк космонавтики Г. С. Ветров так прокомментировал этот факт: "Начиная с этого частного эпизода все большее место в планах С. П. Королева занимают научные эксперимент на каждой из разрабатываемых боевых ракет, которые переросли в развернутую программу космических исследований. Для формирования у С. П. Королева таких позиций были определенные исторические предпосылки, В этом отношении среди событий довоенных лет наиболее примечательно его участие в работе Всесоюзной конференции по изучению стратосферы, организованной Академией наук в СССР в 1934 г. (Ленинград). В докладах академиков С. И. Вавилова и А. Ф. Иоффе говорилось о том, что космические эксперименты являются самым эффективным средством для развития фундаментальных наук."

Королев Сергей Павлович космос"… В 1959-м году был создан Межведомственной совет под руководством Мстислава Всеволодовича Келдыша, — продолжил свой доклад президент РАН А. М. Сергеев. — Широкая общественность не знала о его роли в становлении и развитии космических исследований. Его называли Главным Теоретиком космонавтики. Совет принимал важнейшие решения. Он был заказчиком тех программ, которые были связаны с научным исследователем космосом. По сути дела до сегодняшнего дня этот Совет работает, и это та самая площадка, на которой мы сотрудничаем с Роскосмосом…"

Два академика В. С. Авдуевский и Т. М. Энеев, стоявшие у истоков космонавтики, уточняли: "С именем М. В. Келдыша непосредственно связано создание ракетной и космической техники, изучение и освоение космического пространства, начало эры межпланетных полетов. Он пришел в ракетно-космическую технику в 1946 г. и остался ей верен до последних дней своей жизни… В феврале 1954 г. М. В. Келдыш собрал Совещание по проблеме создания искусственного спутника Земли, куда были приглашены крупные ученые страны. С. П. Королев в своем выступлении на совещании кратко изложил перспективы создания искусственного спутника. Главной же задачей совещания было формирование научной программы будущего искусственного спутника. Мстислав Всеволодович не сомневался, что искусственные спутники будут сделаны, и понимал, что программа научных исследований должна быть заблаговременно выработана. В 1959 г. М. В. Келдыш и С. П. Королев направили в Правительство докладную записку "О развитии научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по освоению космического пространства", в которой были предложены необходимые организационные меры…"

Это была программа исследований космоса на десятилетия вперед. Многое в ней выполнено, но не все — в частности, по изучению Марса и Венеры. Впрочем, тогда об этих планетах было слишком мало известно. И уже в наши дни предстоит осуществить то, о чем мечтали Главный Космический Конструктор и Главный Теоретик Космонавтики.

Гагарин и КелдышИменно об этом говорил в своем докладе нынешний президент Академии наук России.

"В последние десятилетия мы не очень удовлетворены тем, как идет у нас исследование космоса, — признался А. М. Сергеев. — Мы понимаем, что страна работает в совсем иных социально-экономических условиях, чем в советское время… Космическая программа была принята в 2016 году, и она действует до 2025 года. В программе есть несколько проектов, которые связаны с научным космосом. Вместе с Роскосмосом мы стараемся сохранить финансирование этой программы, поддерживаем друг друга, намечаем новые проекты. В общем работаем дружно. Ведь визитной карточкой каждой страны, покоряющей космос, являются именно научные программы. Те эксперименты, которые мы планируем провести, требуют новых технических средств выведения и доставки объектов до нужных орбит. Конечно же, это очень дорого, и поэтому приходится искать и находить оптимальные решения. Это касается и околоземного космоса, и исследования планет, и дальних миссий. То, что сейчас планируется, это выведение нашей новой орбитальной станции, освоение Луны, дистанционное зондирование Земли, полеты к планетам."

Понятно, что одной стране столь обширная программа исследований ближнего и дальнего космоса не по силам. Необходимо широкое международное сотрудничество, которое в наше время подвергается всевозможным нападкам тех сил, что предпочитают конфронтацию. Планета трясется от конфликтов и войн, от борьбы консерваторов и либералов. Лишь немногочисленные мосты соединяют нынче народы. И главный из них — наука.

Об этом также шел разговор на Общем собрании РАН.

"Сотрудничество между странами — это важнейший аспект нашей деятельности, — сказал в заключение своего доклада А. М. Сергеев. — В начале 70-х годов была очень напряженная обстановка. Совместны полет "Союза" и "Апполона", их стыковка на орбите, существенным образом способствовала смягчению отношений между нашими странами. Совместные работы на борту Международной Космической Станции — одна из прочных нитей, связывающих страны, которые вместе работают за пределами Земли. Юбилей полета Юрия Гагарина — это прекрасный повод пожелать нам всем успехов не только в освоении космоса, но и во всех областях, связанных с развитием академической науки. День 12 апреля стал всенародным праздником, и хотелось бы, чтобы таких дней в истории нашего народа было больше!"

Дмитрий Рогозин о военном, экономическом и научном космосе

Эстафету рассказа о проблемах космонавтики, ее настоящего и будущего, на Общем собрании РАН от академика А. М. Сергеева принял руководитель Роскосмоса Д. О. Рогозин. Свой доклад он начал так:

"Совсем недавно была принята стратегия развития на десятилетний период. Это возможное и необходимое развитие отечественной космонавтики. Работа идет по трем основным направлениям. Первое — это, конечно, военный космос. Мы знаем о происхождении пилотируемой космонавтики. Она формировалось в недрах тех научных коллективов, которые должны были решить колоссально важную задачу — обеспечить ядерную стратегическую стабильность в мире, то есть безопасность нашей страны. Огромное количество работ, которые ведут сегодня предприятия Роскосмоса, связано именно с этим. Это формирование материальной основы для стратегического ядерного щита страны, а также орбитальные группировки в интересах обороны и других специальных служб. Об этом мы говорим мало, но это чрезвычайно важно. Министерство обороны выступает в качестве заказчика, а предприятия Роскосмоса становятся генеральными подрядчиками и исполнителями этих работ."

В апреле 61-го года кроме подготовки к полету "Востока" у команды Королева и Келдыша были и другие заботы — руководство страны и особенно Министерство обороны требовали ускорить работы по созданию боевых машин. Всего в 300 метрах от стартового космического комплекса, с которого должен был стартовать "Восток", готовилась к пуску боевая Р-9.

Восток 1 ГагаринПрезидиум ЦК партии в начале апреля принял решение о запуске человека в космос.

5 апреля на космодром прилетели космонавты. Но кто из них станет первым, пока было неясно.

8 апреля утром Государственная комиссия (теперь ее возглавлял председатель Государственного комитета по оборонной технике Константин Руднев; Келдыш был "только" академиком и вице-президентом Академии наук СССР — маловато для столь важного события!) утвердила задание на полет: "Выполнить одновитковый полет вокруг Земли на высоте 180 — 230 километров продолжительностью 1 час 30 минут с посадкой в заданном районе…"

В тот же день вечером по предложению генерала Каманина был утвержден первым на полет Юрий Гагарин, а запасным пилотом стал Герман Титов. Впрочем, официально это было объявлено через два дня.

А пока… пока главным участникам событий, тем, кто готовил к пуску ракету Гагарина, предстояло запустить "изделие 8К75" — новую межконтинентальную ракету. 9 апреля он стартовала в полдень, простояв на пусковой площадке "лишних" семь часов. Столько времени потребовалось, чтобы найти все погрешности. И хотя вторая ступень сработала плохо — выключилась раньше времени, и ракета не дошла до цели, — ее запуск Королев посчитал удачным. Ну а коллегам тут же сказал, что после запуска Гагарина им придется еще "поработать с ракетой". Тем самым он лишил удовольствия им побывать в Москве на встрече первого космонавта планеты и принять участия в торжествах по этому случаю.

Пуск боевой машины (на этот раз удачный!) состоялся в конце апреля. Это был "майский подарок" Никите Хрущеву, который радовался ему не менее, чем полету Гагарина.

Мирный и "боевой" космос у нас всегда шли рядом…

"Второе направление — это так называемый "экономический космос", — продолжил свое выступление Дмитрий Рогозин. — Речь идет об улучшении качества жизни людей, и этой области Роскосмос вместе с другими федеральными службами является заказчиком. Это и зондирование Земли, и развитие навигационных систем, повышение их надежности и точности, создание большого количества коммерческих сервисов на базе навигации Глонасс, которая успешно действует в нашей стране и которая уже спасла тысячи человеческих жизней. Мы иногда создаем вещи, о которых сами не имеем полного представления. Недавно я оказался в одной кампании, где меня начали упрекать в том, что мы сами не ценим собственную работу. Оказалось, что один из тех, кто со мной разговаривал, оказался в дорожно-транспортном происшествии. И он был поражен, когда вдруг раздался "голос с небес" — на связь вышел диспетчер, которая подтвердила точные данные машины, которая попала в аварию, спросила о самочувствии и сообщила, что все необходимые экстренные службы уже вызваны на место аварии. Мой собеседник сказал, что Глонасс "лично его спасла". Я поинтересовался статистикой. Действительно, сегодня такого рода системами оснащены все автомобили, которые производятся в России или завозятся к нам. Система работает, и тысячи жизней спасены… Разве это не знак того, что космос реально влияет на нашу жизнь!?

Ко многим вещам мы быстро привыкаем. К примеру, в смартфонах есть навигатор. Он работает на основе сигналов с орбиты. Это миллиарды телефонных аппаратов и всевозможных устройств. Мы привыкли к цифровому телевидению, к интернету и многому другому, что влияет на качество жизни в нашей стране."

В этот момент я вспомнил работу 16-летнего паренька из Одессы, который только что завершил рукопись под амбициозным названием "Необходимость межпланетных сообщений". Он писал о будущем Земли, предрекая истощение жизненных ресурсов планеты и возможность гибели цивилизации. А спасение землян он видел только в космических исследованиях.

"Вопрос об истощении жизненных соков Земли решает участь нашего существования в самой жестокой и беспощадной форме, ставя нас перед лицом медленной смерти… Наша цивилизация, принявшая невиданные доселе формы своего развития жадными лапами хищнически истощает и уничтожает то, что давало и дает нам жизнь.

Жизнь в опасности… Это толкает нас на поиски выхода из создавшегося положения… Вне всякого сомнения, разум заставит человека искать спасение цивилизации и народов. Спасение же заключается исключительно в пополнении и замене новыми источниками сырья и энергии нашей иссякающей планеты и расширении сферы нашей цивилизации… Теперь человек обращает свой взор к иным мирам, к иным планетам…"

12 апреля 1961 года автор этой книги Генеральный конструктор ракетных двигателей академик Валентин Петрович Глушко провожал в космос вместе с Келдышем и Королевым Юрия Гагарина.

Воистину только великие мечтатели способны свершать великие дела!

Но вернемся в день нынешний, где с докладом выступает руководитель Роскосмоса…

"Третья задача — это научный космос, — говорит Дмитрий Рогозин. — К сожалению, с ним возникают проблемы. Часто именно на него стараются сокращать расходы. Дважды мы с президентом РАН обращались к президенту России по этому поводу. Получили поддержку в том, чтобы финансирование научных программ не снижалось ниже определенного уровня. Но, к сожалению, не всегда удается отстоять нашу точку зрения… По этому поводу я вспоминаю старый анекдот. На заседании правления колхоза обсуждается два вопроса. Один — строительство сарая, второй — строительство коммунизма. Так как денег на закупку строительных материалов нет, то председатель предлагает сразу же перейти ко второму вопросу. С такой ситуацией мы довольно часто сталкиваемся в жизни, а не в анекдоте. Мы уходим в некие прожекты, большие космические планы, забалтывая то, что можем сделать. Я бы сформулировал эту проблему так: если вы не видите, что будете делать после первого шага, то не нужно делать первый шаг. Я каждый месяц приезжаю на Байконур, ночую там перед стартом. И в окне своего номера вижу три стартовых комплекса для "Бурана". Каждый циклопический, каждый гигантский, в каждом закопаны гигантские средства. А что дальше? И всего два пуска — "Скиф" и "Буран". А дальше — ничего… Это упрек и напоминание нам, что если ты не можешь сделать второй шаг, не берись… Это не только касается нас, но и имеет отношение к так называемым "нашим космическим партнерам". В качестве примера могу привести лунную программу США. Летали на Луну, ездили на ровере, фотографировались, а дальше что? Дальше — пустота в течение десятилетий, и новые попытки создать космические системы для полетов, скафандры и получить то же самое, но уже спустя много лет…" Освоение Луны

С этим утверждением главы Роскосмоса, на мой взгляд, согласиться нельзя. Дело не только в том, что полеты на Луну подняли престиж Америки, но они и подняли всю экономику США на новый уровень. При осуществлении программы полетов на Луну было создано много тысяч новых технологий, которые реализовались с сугубо земных отраслях. По подсчетам экономистов на каждый затраченный "лунный доллар" было получено около десяти долларов дохода!

Такова реальность…

Нечто подобное случилось и в программой "звездных войн". Да, американцам не удалось реализовать планы Рейгана, но работа в этой области дала существенный рывок развитию самых передовых отраслей науки и техники.

Мне кажется, о таком влиянии космонавтики нельзя забывать…

"Перспективы надо видеть на 50 лет вперед, так как сложная космическая техника создается семь-восемь лет, а потому фундаментальные исследования надо планировать не на десять лет, а гораздо дальше в будущее. — говорит Дмитрий Рогозин. - И за первым шагом, следует знать о втором и даже третьем… Надо понимать, куда мы двигаемся. Но есть ограничение — это финансы. Существует большая разница между тем, чем располагала советская космонавтика, и тем, что есть сегодня у России. У нас колоссальные финансовые ограничения. В условиях, когда ограничены ресурсы, люди, бюджет, мы должны жестко определять приоритетные работы, выбирать только те, которые дадут колоссальный эффект. И нив коем случае не участвовать в тех "соревнованиях", где нам априори определено второе или третье место. Да и зачем повторять то, что уже сделано другими?! Надо искать новые направления, и делать то, что действительно имеет мировое значение."

И здесь мне хочется вновь вспомнить о мечтах М. В. Келдыша. Буквально накануне своего ухода из жизни он говорил о солнечных электростанциях на околоземных орбитах. Да, проблемы технические возникают огромные, но Главный Теоретик космонавтики считал, что они преодолимы. Ведь речь идет о получении "чистой энергии", которую в земных условиях получить невозможно.

Может быть, настало время вернуться к этой идее!?

Дмитрий Рогозин

В конце своего выступления Дмитрий Рогозин вкратце обрисовал ближайшее будущее нашей космонавтики. Он рассказал о том, что предстоит сделать, в том числе и ученым Академии наук.

"Мы стоит на пороге новой лунной программы, — сказал он. — Сначала пойдут автоматы. А потом можно говорить о пилотируемых полетах. Но исследование Луны, полет на Марс, миссия к Венере — все это требует четкого понимания возможностей страны, ее престижа, того, что необходимо для фундаментальной науки…"

"Надо рисковать! То есть задумывать и осуществлять проекты, которые кажутся невыполнимыми, — неожиданно заключил Рогозин свой доклад. — Именно так поступали первооткрыватели, и это принесло славу Родине. На чем бы я предложил сосредоточиться сегодня. На космосе для людей. Только с помощью космоса мы сможем связать огромную страну. Только космическая связь может объединить ту огромную территорию, которую занимает Россия. И только наблюдения из космоса могут сделать экономически выгодными такие транспортные артерии как Северный морской путь. Это миллиарды и миллиарды, часть которых пойдет и в науку и в космические исследования. Сделаны первые шаги. Уже действует три атомных ледокола, которые способны работать в самых тяжелых льдах. Но их капитанов надо сделать "зрячими", а на это способна только орбитальная группировка, которая будет находиться на Северным морским путем. Я уже не говорю о других возможностях, которые заложены в программу "Сфера". Надо ее принять, регулярно финансировать, что позволит перейти на серийное производство космических аппаратов. И здесь огромное роль принадлежит науке, так как нужны новые системы связи, новые материалы, новые инженерные решения, новая математика по моментальной обработке данных и так далее. Без помощи Академии наук тут не обойтись.

Вторая проблема нынешней космонавтики — это создание новой пилотируемой орбитальной станции.

Третья — ядерные энергетические установки. Если удасться решить множество проблем, которые существуют в этой области, и осуществить в 2030 году пуск такой установки, то это будет гигантский прорыв. Он позволит осуществлять полеты за пределами Солнечной системы. Но это уже фантастика… Впрочем, что нам мешает помечтать?!"

Красиво завершил свой доклад руководитель Роскосмоса. Ох, как хотелось бы, чтобы все задуманное осуществилось!

Источник

Подписка на новости и события
Введите ваш email