Научно-технологическое развитие Российской Федерации

Дистанционные диссертации, «эффективные контракты» и «детский РНФ». Молодые ученые поговорили с министром о насущном

Дистанционные диссертации, «эффективные контракты» и «детский РНФ». Молодые ученые поговорили с министром о насущном

Очередной «прямой разговор» министр науки и высшего образования Валерий Фальков провел с молодыми учеными, «будущими академиками», как он назвал их. Должно ли государство поддерживать их ипотекой, как изменится защита диссертаций и ждать ли единой цифровой платформы для исследователей — в репортаже Indicator.Ru.

Модерировал встречу председатель Координационного совета по делам молодежи в научной и образовательной сферах Совета при президенте Российской Федерации по науке и образованию, и. о. руководителя Курчатовского комплекса синхротронно-нейтронных исследований НИЦ «Курчатовский институт» Никита Марченков. По его словам, к встрече с министром совет собрал больше 300 вопросов со всей страны. Задать очно решили 25, причем многие авторы вопросов приехали в Москву из регионов: по видеосвязи присоединились только Сибирь и Дальний Восток.

Тема коронавирусных ограничений оказалась для аудитории не слишком актуальной, единственный вопрос о связанных с ними проблемах задала историк Татьяна Морозова из Новосибирска. Архивы и библиотеки, напомнила она, были закрыты несколько месяцев, далеко не все возобновили работу. От этого сильно пострадала работа молодых исследователей-гуманитариев. Самое обидное, что даже оцифровка части коллекций не спасла положение: ко многим электронным ресурсам доступ разрешен только из читальных залов библиотек и архивов. Ученая спросила, будет ли Министерство решать эту проблему; в ответ Валерий Фальков предложил составить список учреждений, к материалам которых отсутствовал доступ из дома, и пообещал обсудить ее с руководителем Росархива. Другая «постковидная» тема, возникшая на встрече, — дистанционные защиты диссертаций. На вопрос, будут ли они возможны, Валерий Фальков ответил, что пригодившиеся во время пандемии цифровые инструменты могут быть востребованы и в дальнейшем.
Ситуация с коронавирусом нам четко показала, что в части защиты диссертаций надо кардинально менять многое. Нам надо пойти дальше и сделать саму защиту гораздо более удобной. По составу диссертационных советов для всех гостей можно организовать удаленное подключение. Второе — у нас чрезмерно большие диссертационные советы. Мне кажется, их вполне можно сократить, сделать их более компактными, человек по 12. Мы готовы выйти с инициативой и внести проект, с тем чтобы в постковидный период у нас были другие правила работы диссертационных советов.

Валерий Фальков
Министр науки и высшего образования РФ
 Затронули также тему появившихся в пандемию льгот для IT-сектора. О необходимости распространить их на научные организации уже говорили министру академики. Председатель совета молодых работников НИИ мортеплотехники Максим Тихонов отметил другой аспект: крайне невыгодным становится ведение IT-разработок в университетах. Вузы не подходят под базовое условие для получения льгот — 90% дохода от реализации IT-продуктов, и нужно, считает Тихонов, исключить это условие. Министр назвал такой путь стратегически неоправданным и предложил смотреть в другую сторону, на стимулирование студенческого предпринимательства. Для этого нужно снизить риски для студентов по открытию предприятий и повысить их эффективность. В долгосрочной перспективе это важнее, чем льготы для университетов по отдельным законопроектам: «Современный университет выпускает не студента под конкретное рабочее место, а студента, который сможет создавать новые рабочие места».

Больше было вопросов о социальных гарантиях для ученых. Самая болезненная тема — годичные «эффективные контракты», распространенные в вузах. Любого ученого и преподавателя такой подход лишает почвы под ногами, а у молодежи ежегодные увольнения с последующим приемом на ту же работу еще и забирают шанс получить ипотечный кредит. Валерий Фальков пояснил, что Министерство не собирается принудительно вводить по всей стране обязательные контракты минимум ни три года или больше: «На уровне Министерства все не отрегламентируешь: если мы установим заключение контракта только на три года, найдутся другие формы академического девиантного поведения — недопуск к конкурсам и так далее». Но в университетском сообществе с помощью регулятора должны быть выставлены другие публичные гарантии того, что годичный контракт не использовался для сведения счетов с неугодными сотрудниками. В этом вопросе министр частично полагается на самоорганизацию и зрелость университетского сообщества.

Однозначно Фальков поддержал предложение разработать государственную программу льготного кредитования для молодых ученых наподобие «Сельской ипотеки»: жилищные сертификаты доступны лишь очень небольшой доле исследователей и часто выдаются с ограничениями, например с требованием проработать в одной организации десять лет после получения. Министр согласился выйти с такой инициативой в правительство. А вот по вопросу поддержки аспирантов Фальков не стал раздавать обещаний. С предложением разработать программу поддержки для аспирантов первых лет обучения, которая позволит молодым людям «достойно выглядеть среди своих сверстников» (выбравших более прибыльные занятия после выпуска из университетов), выступил старший научный сотрудник Казанского федерального университета Айрат Каюмов. Министр предложил посмотреть на ситуацию «без сантиментов».

Эффективность аспирантуры до последнего времени оставляет желать лучшего. Давайте сначала сделаем эффективную аспирантуру, а параллельно будем решать вопрос с социальным пакетом для аспирантов. Что я имею в виду? В 1990-е годы, да и в 2000-е, я видел коллег, которые использовали аспирантуру для решения совершенно других задач. Это либо нежелание идти в армию, либо как положение в другом отделе социального холодильника — переложили тебя в другое отделение, и ты там находишься. С исследованиями это не имело ничего общего.
Валерий Фальков
Министр науки и высшего образования РФ

И сейчас аспиранты, которые готовят диссертацию и защищаются, в меньшинстве. Не поддерживать же тех, кто находится в аспирантуре два-три года, а потом исчезает из науки? Кроме того, отметил Валерий Фальков, активный аспирант, вовлеченный в преподавание и научную работу, и сейчас может неплохо зарабатывать. Так что государственная поддержка аспирантов останется «селективной»: будут гранты, программы академической мобильности и повышенные стипендии.

Несколько участников встречи предложили конкретные направления грантовой поддержки молодежи, которых сейчас, по их мнению, не хватает. Директор центра развития и популяризации молодежной науки в МИСиС Андрей Воронин рассказал про опыт «детского РНФ» для студентов. На внутриуниверситетском научном конкурсе студенты «сделали все по-взрослому»: готовили заявки на экспертизу, полностью отвечали за выполнение проектов и отчетность по ним. Министр поддержал идею «тренировочного лагеря» студенческой науки, но сначала предложил присмотреться к существующим инструментам. Доцент Забайкальского госуниверситета Анна Шапиева предложила подумать об отдельном конкурсе проектов по популяризации науки и вовлечению в научную работу школьников и студентов, может быть, по образцу прекращенной три года назад программы развития деятельности студенческих объединений. Руководитель Минобрнауки ответил встречным предложением: «Предлагайте форматы, будем поддерживать. Сориентировал бы на новые форматы, которых раньше не было. […] От событийной повестки, от форумов разного рода я бы двигался к более индивидуальным форматам воздействия и популяризации науки еще в школе. Если кто-то прикоснулся к науке в школе или в студенчестве, он это понимает и хочет этим заниматься».

Сильнее молодых ученых волнует организация существующих конкурсов, грантовых программ и других инструментов финансирования. На вопрос о будущем трека «Наука» на «Лидерах России» Валерий Фальков сообщил, что трек продолжится и станет более разноплановым. Деталей министр не раскрыл, но уточнил, что одинаково важно участие в конкурсе и ведущих исследователей, и научных управленцев, и специалистов по международным связям, и популяризаторов. С предложением по программам Российского фонда фундаментальных исследований выступил ведущий научный сотрудник Института неорганической химии имени А. В. Николаева СО РАН Сергей Адонин. Приоритетом деятельности РФФИ, считает он, может быть поддержка исследований на самых ранних этапах, в том числе для молодых ученых и аспирантов, и региональные программы. Министр в ответ пригласил Координационный совет участвовать в приоритизации работы научных фондов, вносить предложения о том, какие гранты сохранить, а от каких отказаться. На предложение распределять госзадание среди вузов на более длительные периоды (до четырех-пяти лет) Фальков ответил, что эту линию Министерство уже проводит в научно-образовательных центрах. А вот увеличения объема госзадания на науку вузам ждать не стоит: как и прежде, основные средства они будут получать на образовательную деятельность, а дополнительное финансирование на научные исследования достанется тем, кто будет участвовать в программе стратегического академического лидерства.

По общим для ученых всех возрастов темам прозвучали идеи создания центра компетенций по международному сотрудничеству; переформатирования экспертизы в научных фондах с тем, чтобы она чаще проводилась не по отраслям науки, а междисциплинарно — по приоритетам Стратегии научно-технологического развития; системной проработки образовательных программ, на которых будут обучаться кадры для будущих мегасайенс-установок. Первое предложение министр поддержал, подчеркнув, что такой центр компетенций должен быть сетевым.

Нельзя закрываться. XX век показал, что закрытость в науке приводит к отставанию, которое десятилетиями приходится нагонять.
Валерий Фальков
Министр науки и высшего образования РФ

В двух других направлениях, по словам Фалькова, работа уже ведется, однако конкретные предложения всегда приветствуются.

Сквозной темой встречи стало объединение сервисов для ученых на единой цифровой платформе. На вопрос о планах Министерства по созданию цифровых инструментов министр ответил, что платформ хватает, но они все недостаточно комплексные, и нужна одна система, где были бы интегрированы все аспекты научной деятельности. Попытку такого решения Координационный совет по делам молодежи в научной и образовательной сферах уже сделал (система ScienceID), но в основном молодых ученых огорчают сервисы для взаимодействия с государственными фондами и органами. «У меня 15 личных кабинетов по разным направлениям, — признался руководитель лаборатории стабилизированных лазерных систем в МГТУ имени Н. Э. Баумана Владимир Лазарев, — если бы их можно было свести на одну платформу, было бы очень удобно». В дальнейшей беседе Валерий Фальков время от времени добавлял к этой гипотетической платформе новые сервисы: базу данных региональных мер поддержки для молодых ученых, систему поиска грантов по всем фондам и так далее. Будь такая система, отметил министр, молодые ученые из Смоленска уже нашли бы конкурс, чтобы получить поддержку для проекта по трансферу технологий в сферу здравоохранения, и не задавали бы вопрос, в какое ведомство обращаться на такой стадии — уже не лабораторное исследование и еще далеко не производство. Однако проблема не только в том, признал Фальков, что они плохо искали, проблема трансфера разработок из науки в практику остается системной.

Университеты и научные институты себя мыслили как учреждения, результатом труда в которых является научная статья. Сейчас тяжело, со скрипом идет понимание, что это только один из этапов, а результатом должен быть продукт, который нужен конкретному потребителю.
Валерий Фальков
Министр науки и высшего образования РФ

Молодые ученые пообещали министру собирать идеи для новой платформы, как и предложения по новым конкурсам и мерам социальной поддержки. Обсудить пропущенные сегодня вопросы и новые темы можно будет на новой встрече осенью.


Источник

Подписка на новости и события
Введите ваш email