Научно-технологическое развитие Российской Федерации

Без «юношей архивных». Какой будет новая научная аспирантура?

Без «юношей архивных». Какой будет новая научная аспирантура?

С 1 сентября вступает в силу закон 517-ФЗ от 30 декабря 2020 года, вводящий в действие новые правила подготовки специалистов в аспирантуре. По сути, восстанавливается институт научной аспирантуры, который был разрушен после принятия в 2012 году закона об образовании. Аспирантуру отнесли к третьему уровню высшего образования, основной упор был сделан на образовательную составляющую. Были введены жесткие федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС) и госаккредитация программ. Научным организациям, особенно небольшим, стало трудно справляться с обеспечением учебного процесса, и многие перестали принимать аспирантов. Очень скоро падение качества подготовки кадров высшей квалификации стало очевидным. Диссертации после окончания обучения защищали только около 10% выпускников.
Российская академия наук вместе со многими представителями научного сообщества все годы последовательно боролась за возвращение прежнего порядка подготовки. Результатом стало принятие поправок, обеспечивающих переход от формального учета соответствия программ образовательным стандартам к оценке результативности научной работы аспирантов, определяющейся качеством подготовленных ими диссертаций на соискание ученой степени.

В законодательстве обозначены только основные особенности вводимой системы, детали должны быть прописаны в нормативных актах, о необходимости подготовки которых представители РАН в течение года неоднократно напоминали Министерству науки и высшего образования. Наконец, когда до введения новых правил осталось меньше месяца, на портале regulation.gov.ru появился первый документ – проект приказа министра Валерия Фалькова «Об утверждении федеральных государственных требований (ФГТ) к структуре программ подготовки научных и научно-педагогических кадров в аспирантуре (адъюнктуре), условиям их реализации, срокам освоения этих программ с учетом различных форм обучения, образовательных технологий и особенностей отдельных категорий обучающихся».
Этот документ и позицию Академии наук по вопросам, связанным с возрождением научной аспирантуры, по просьбе «Поиска» комментирует вице-президент РАН Алексей ХОХЛОВ.

– Алексей Ремович, на своей станице в Facebook вы сообщили, что РАН принимала участие в подготовке проекта ФГТ и что новые требования – громадный шаг вперед по сравнению с ФГОС. В чем их преимущество?
– Образовательный стандарт – объемный документ, в котором расписаны подробности каждого из направлений подготовки. А в ФГТ на нескольких страницах сформулированы общие принципы организации работы аспирантуры, единые для всех специальностей. Вузы и научные институты получают значительно больше свободы в выборе структуры программ подготовки и условий их реализации. Новый документ не связывает им руки. Он направлен на выполнение основной задачи – подготовки аспирантом диссертационной работы, причем не по направлениям магистратуры, а по специальностям ВАК. Образовательная компонента осталась, но теперь она не главная.

– Свидетельством успешного окончания аспирантуры теперь станет заключение о соответствии подготовленной диссертации критериям, которые необходимы для получения степени кандидата наук. Какова будет процедура оценки?
– Она должна быть прописана в готовящихся документах. Раньше такое заключение выносилось на заседании кафедры, где представлялась диссертация.

– А что будет, если аспирант представит диссертационную работу, комиссия ее одобрит, но защита в итоге не состоится?
– Такое случается. Думаю, регулярные рапорты об успешных предзащитах и при этом отсутствие в течение года-двух защит должны будут приводить к каким-то последствиям для конкретных организаций. Как минимум влиять на контрольные цифры приема в аспирантуру.

– Какие еще документы, определяющие порядок подготовки аспирантов, предполагается принять?
– Ждем главного – положения о подготовке научных и научно-педагогических кадров, которое планируется утвердить постановлением правительства. Минобрнауки должно также подготовить приказ о порядке приема в аспирантуру.

– Успеют ли все эти нормативные акты выйти к 1 сентября?
– Конечно, нет. Но это, по-видимому, и не столь важно. По срокам есть определенные нестыковки. Закон вступает в силу через несколько недель, федеральные государственные требования действуют с 1 марта 2022 года, а подготовка по новой системе должна начаться с 1 сентября следующего года. При этом в законе никакой отлагательной нормы для ФГТ не предусмотрено. Значит, уже с этого сентября прежние стандарты должны быть отменены, а диплом об окончании аспирантуры заменен заключением на представленную диссертационную работу.

– Предлагая способы решения ключевых проблем аспирантуры, вы упомянули о необходимости восстановления статуса и значимости научного руководителя аспиранта. Что именно вы рекомендовали бы сделать?
– Научный руководитель становится полноправным и даже главным участником процесса подготовки. Теперь аспирант, как это происходило раньше, до 2012 года, будет поступать не в организацию, а к конкретному человеку на определенную тему. В ФГТ прописано, что руководитель должен иметь ученую степень. Но, как мне кажется, этого мало. Поскольку главный результат аспиранта – подготовка диссертации, его наставник должен соответствовать всем требованиям ВАК для руководителя диссертации.

– Важная сторона подготовки аспиранта – финансовое обеспечение его работы. Вы считаете, что организация должна брать на себя обязательство по выплате аспиранту заработной платы на уровне средней по региону. Для чего вводить такое условие? Все ли учреждения смогут его выполнить?
– На стипендию в несколько тысяч рублей прожить невозможно. Аспиранты вынуждены подрабатывать, у них остается мало времени на выполнение исследований для подготовки диссертаций. Но просто повысить всем стипендии тоже было бы неправильно. Сегодня в аспирантуру вузов с высокими контрольными цифрами приема приходит много ребят, заинтересованных лишь в отсрочке от армии. Наши предложения позволят сместить фокус поддержки в сторону тех, кто реально хочет работать в науке. Вряд ли организации станут из своих средств платить «архивным юношам», как в 20-х годах позапрошлого века называли отпрысков знатных семейств, которые несли необременительную службу в Московском архиве Коллегии иностранных дел, являвшемся по сути аристократическим клубом.

Источником средств на оплату труда аспиранта могут быть, например, гранты научного руководителя или взносы промышленного партнера, который делает заказ на определенного специалиста. Чтобы снизить финансовую нагрузку на организацию, было бы правильно выделять специальные гранты для тех, кто имеет хорошее портфолио и проходит подготовку по важным для страны научным направлениям. Для начала конкурс можно провести в пилотном режиме для 5-10% поступающих. Затраты не превысят нескольких миллиардов рублей, а отдача, уверен, будет значительной.

Источник