Научно-технологическое развитие Российской Федерации

Манны не будет. Чего ждать от нового этапа оценки научных организаций

Научно-образовательное сообщество – кто с одобрением, а кто ревниво – следит за планомерно проводимой Российской академией наук работой по наращиванию ее экспертного потенциала. О новых шагах по совершенствованию нормативной базы для этой деятельности и актуализации экспертного пула РАН недавно рассказал на своей странице в Facebook вице-президент академии Алексей ХОХЛОВ. Он сообщил также о запуске очередного этапа оценки результативности научной деятельности, по итогам которой происходит разделение исследовательских организаций на три категории: лидеры, стабильно развивающиеся, утратившие научный профиль и перспективы.

По просьбе «Поиска» Алексей Хохлов сообщил некоторые подробности, касающиеся этих волнующих ученых процессов.

– Алексей Ремович, вы заявили о готовящемся обновлении корпуса экспертов и изменении правил экспертной деятельности академии. Какие именно новации предполагаются?

– Речь идет не столько о принципиальных изменениях, сколько о наведении порядка в существующих документах и расширении экспертной базы. Это рутинная, но необходимая работа.

Отбор экспертов по своим областям науки осуществляют профильные отделения. Экспертный совет РАН, который возглавляет академик Андрей Владимирович Адрианов, следит, чтобы в академическом пуле были представлены все существующие в России научные направления и чтобы нашими экспертами были действительно ведущие ученые. При необходимости выправляем перекосы.
К примеру, у нас недостаточно специалистов по строительству и архитектуре, наукам, связанным с искусством. Между тем на экспертизу стали поступать работы по этим специальностям. Поэтому мы договорились с Российской академией архитектуры и строительных наук и Российской академией художеств о том, что они окажут нам содействие в привлечении лучших профессионалов. Из них будут создаваться отдельные группы при Экспертном совете РАН.

– Ожидаете ли вы роста нагрузки на экспертов в связи с началом очередного этапа оценки результативности? 

– В этом году оценку проходят всего 47 организаций, подведомственных Министерству науки и высшего образования: научные институты, ранее находившиеся в процессе реорганизации, и вузы, которые не были оценены в прошлом году, а также три десятка подведов Минпромторга. По сравнению с объемами экспертиз научных планов и отчетов, которые исчисляются тысячами, это не критический фактор.

– Со следующего года должен начаться новый этап оценки институтов, проходивших ее в 2017 году. К методике анализа результативности у научного сообщества накопилось много вопросов. Известно, что Межведомственная комиссия на недавнем заседании рекомендовала Минобрнауки провести работу по «усовершенствованию используемых инструментов». Предполагается серьезная корректировка системы оценки?

– Какие-то изменения, основанные на анализе полученного опыта, вероятно, внести стоит. Методику необходимо совершенствовать, «дотягивать» отдельные детали, но кардинальная правка вряд ли нужна.

– В сильных НИИ, имеющих научные школы мирового уровня и попавших из-за несовершенных методов оценки во вторую категорию, с вами не согласятся.

– Если эти институты претендуют на более высокий статус, они имеют возможность отстоять свое право в рамках существующей методики. После проведения нового этапа оценки распределение по категориям явно изменится, ведь за последние годы организации стали работать по-новому, с оглядкой на необходимость повышения публикационной активности сотрудников.

– Ученых больше всего не устраивает в методике именно акцент на формальных показателях.

– Конечно, было бы идеально, если бы каждый институт изложил свои основные достижения за пять лет на одной страничке формата А4 через полтора интервала, и все бы про него сразу стало ясно. Но у большинства коллективов, особенно крупных, ведущих комплексные, многоплановые исследования, едва ли получится это сделать. А с помощью наукометрических методов общий уровень организации оценивается вполне адекватно. Конечно, наукометрия должна дополняться экспертной оценкой, и это делается.

Процедура выглядит так. Первичные материалы готовит Экспертный совет Минобрнауки, который возглавляют два сопредседателя – академики Александр Петрович Кулешов и Роберт Искандрович Нигматулин. Этот совет силами привлеченных экспертов готовит заключения на основе анализа количественных данных. Качественная оценка проводится отделениями РАН, и за эту работу отвечаю я. Сделанные обеими сторонами выводы обсуждаются Ведомственной комиссией под руководством академика Алексея Владимировича Лопатина, решение принимается путем голосования. Кстати, серьезные расхождения в оценках у сторон случаются довольно редко. Потом материалы направляются на рассмотрение в Межведомственную комиссию по оценке, которая также относится к делу неформально. На мой взгляд, подход обстоятельный, процедура вполне прозрачная.

А обиженные будут всегда, если только не присвоить первую категорию всем институтам. Но это невозможно: лидеры должны демонстрировать достижения мирового уровня. Подобных организаций у нас не так много. Думаю, нам нужно просто изменить отношение к данному вопросу. Пора сойтись на том, что вторая категория – это хорошие, крепкие исследовательские структуры.

– Но им не разрешено, например, участвовать в конкурсе на обновление приборной базы в рамках нацпроекта «Наука».

– Могу сказать, что в моих лабораториях (и на кафедре физики полимеров и кристаллов в МГУ, и в лаборатории физической химии полимеров ИНЭОС РАН) все оборудование куплено за счет средств грантов и хоздоговоров. Мы никогда не рассчитывали на обновление приборной базы благодаря централизованным источникам финансирования. Таким образом должны закупаться разве что очень крупные дорогостоящие установки. Нужно не ждать манны небесной из бюджета, а получать хорошие результаты, искать заказчиков, активнее сотрудничать с промышленностью.

– Многие опасаются, что в какой-то момент вторую категорию начнут «оптимизировать» – «сливать», закрывать. 

– Такой опасности я не вижу. Даже в отношении организаций третьей категории никто до сих пор подобных мер не принимал.

Надежда ВОЛЧКОВА
Источник

Подписка на новости и события
Введите ваш email